Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

памятник, Харьков, университет, Каразин

С.Н.Ставровский: немцы в Харькове



Немцы явились на Украину по приглашению нового, молодого украинского правительства: оно их призвало на помощь еще слабой Украине против захвативших ее большевиков. Немцы, конечно, этой оккупацией помогли больше всего самим себе. В сущности, я уверен, вся эта украинская самостийность являлась более немецкой, чем чисто украинскою затеей.
   Германия обязывалась оказать вооруженную поддержку украинской Раде для установления на Украине порядка и изгнания из нее большевиков. В вознаграждение за это она получала возможность сосать тогда еще богатую всякими пищевыми запасами Украину и облегчить свое материальное положение, становившееся чересчур критическим.
   Немцы повели дело захвата Украины необыкновенно энергично. Сразу были двинуты не маленькие отрядики, а настоящие, вполне достаточные боевые силы. Для вида (т.к. немцы объявили себя только союзниками украинцев) при них находились и украинские войска, но очень слабые и немногочисленные. Движение германских отрядов вглубь Украины (и параллельно с ним бегство большевиков) отличалось поразительной стремительностью. Не успели мы прочесть в газетах, что немцы захватили Киев, как уже распространились слухи (вполне правильные), что ими занята и Полтава; а затем скоро дошла очередь до Харькова.
 
Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

День за днём (1941 - 1942 гг). Ф.А.Кондратьев

16 декабря. Ходил в город. Продолжается движение евреев по улице, идут едва передвигающие ноги старики и старухи. Один старый еврей идёт по дороге и что-то невнятное кричит: не то он отстал от своей семьи, а может быть слепой. Утром В.Ф. видел мёртвого еврея, лежащего на тротуаре, уже запорошенного снегом.
Очень жалки эти старики и старухи, везущие санки со скарбом по мостовой. С тротуара прогоняют немцы. Иногда на санках старуха, не могущая идти. А то ещё везёт женщина санки с ребёнком, рядом с ней идёт второй ребёнок, лет 3-4-х. Санки остановились – тяжело. Немец кричит. Тогда женщина вытаскивает из саней ребёнка, вероятно, недавно выучившегося ходить, санки сдвигаются, и два ребёнка плетутся за ними.
Старая женщина едва бредёт, спрашивает встретившегося извозчика о дороге, очевидно, просит подвезти, наверное, боясь, что не успеет до четырёх дойти до места (а ведь после четырёх расстреливают). Парень успокаивает, что до района их обитания она добредёт, а там и на улице не расстреливают.
Встретил Ал. Ив. См-а. Побеседовали. В последних сводках немцев он видит признаки ослабления их наступления. Вступление в войну Америки он рассматривает как элемент, способствующий ускорению развязки войны. Включение в войну Японии – это отчаянный ход Германии, надеющейся этим прекратить американскую помощь России. А необъявление войны Японией России он объясняет, и, по-моему, справедливо, сопротивлением Японии, боящейся потерять свои рыбные промыслы и получение из приамурского края кое-какой провизии – ведь она в войне уже чуть ли не пять лет.
Вечером ел пирог на именинах Василия Филипповича.
Из посёлка пришла Люся с братом, ночевали у нас. Брат её уже почти оправился от пленных впечатлений и бытия.

17 декабря. Нюра едет на молотьбу хлеба - платят по 10 кило в день и кормят прилично.
Она видела такую картину: везётся еврейское добро, на возу еврейка. Хлопцы, а потом и женщины, растаскивают с воза имущество – подушки. Немцы-солдаты посмеиваются.
Брат Люси вчера рассказывал аналогичную картину, виденную им на углу Конюшенной: немец велел еврею отдать своё пальто (хорошее) какому-то парню, а самому одеться в его пальто.
Люся рассказала, что видела труп убитой женщины-еврейки на тротуаре на Корсиковской улице, около неё лежал чемодан – не добралась вовремя, застрелили.
Ходил гулять, или, вернее, за томатом для Маруси. Ещё едут подводы с имуществом евреев, едут рысью – это опоздавшие.
Читал продолжение речи фюрера в рейхстаге: полагает, ссылаясь на Бога и провидение, что эта война закрепит новый порядок на 500 и даже на тысячу лет, и не только в Европе, а и во всём мире.
Вечером Федю пригласили наладить радио в пятом номере для немцев. За час возни получил более килограмма чёрного хлеба. Цейнер хочет выхлопотать в комендатуре Феде радиоаппарат.

18 декабря. И сегодня ещё продолжается эвакуация евреев, но уже мало – большей частью, везут имущество, иногда больных или старых. Некоторых, не желающих выезжать (стариков), вывозят принудительно.
В городе объявление: врачи могут ходить по городу до восьми часов вечера, но должны иметь повязки с красным крестом. А ведь недели две тому назад, по словам Феди, был застрелен врач М.Н.Введенский после четырёх часов, хотя имел разрешение ходить после четырёх часов.
Объявление: Ввиду недостатка продовольствия жителям предлагается выехать из города в сельскую местность – с гарантией сохранения за ними квартиры и целости имущества. Указаны крупные сёла, где могут быть размещены от 50 до 200 человек. Впоследствии будут высылать из Харькова уже без выбора места – тех, кто живёт здесь лишь с 1935 года.
Говорят, по дороге в гетто умерли десятки человек – преимущественно, старики и больные. Гетто обнесено проволокой, выход из него воспрещается. Между евреями там много ссор и даже драк из-за места в бараке.
На дворе Величко валяются две шкуры убитых коров – собаки рвут их, а одна шкура висит на заборе. Во дворе куча навоза, выкинутая из комнат, где стоят коровы.

19 декабря. Стоял в очереди за газетой полтора часа и не дождался – озябли ноги. Видел за это время 4-5 подвод, везущих евреев, очевидно, больных. Эвакуация их закончилась. Отношение к ним, в общем, равнодушное и даже враждебное. Когда говорим о жестокости, напоминают о раскулачивании – столь же жестоком и нелепом. Или об арестах и высылке 1937 года, пожалуй, ещё более жестоких. Сожалеют, что виновники выехали, осталась, в большинстве, еврейская беднота.
Вчера наши квартиранты дали Вере остатки супа и два огурца – мы нищие.
Галя поедет домой в порядке эвакуации. Сегодня уже новое объявление об эвакуации за подписью комендатуры: поселившиеся в Харькове после 1935 года и не эвакуировавшиеся добровольно будут после 20 декабря выселяться принудительно.

20 декабря. Ходил гулять. Погода прекрасная: ноль градусов, солнце. В сквере рядом со мной на скамью села женщина с грузом картофеля, муки, зерна – ходила менять за 50 км. Обратно шла мимо еврейского гетто. Там масса трупов – мужчин, женщин, детей. Много неубранных трупов по дороге туда. Бараки, в коих они размещаются, имеют окна без стёкол. Говорят, что им не позволяют выходить за водой и даже за снегом. Стреляют.
Сабурову дачу освободили от умалишённых. Куда их дели? Застрелили или отравили – не известно.