Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

памятник, Харьков, университет, Каразин

Ржепишевский на Энгельса

                                                                                           Архитектор Е.В.Соловьёв

      Гражданский инженер Александр Иванович Ржепишевский является одним из наиболее популярных харьковских зодчих прошлого, внимание к которому не угасает. Помимо списка известных работ архитектора, есть также объекты, авторство по которым не установлено окончательно. Среди творческого наследия есть спорные и забытые объекты. В общем, все, как и с изучением творческого наследия любого другого «метеора» творческой сферы деятельности, чью траекторию движения приходится восстанавливать по крупицам. Вызывает лишь недоумение искажение исторических сведений по объектам, по которым все уже, вроде, было обговорено и тему можно было считать «закрытой».

  Рассмотрим один из примеров таких мистификаций – здание бывшей мануфактуры по ул. Рождественской, 6.



  Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

АЗОВСКО-ДОНСКОЙ СЛЕД

                                                                                                                                             Архитектор Е.В.Соловьёв
                                                  Часть третья – варяжская харизма

   В 1907 году Азовско-Донской банк проводит закрытый конкурс на проект своей штаб-квартиры в Петербурге на улице Морской №5. В конкурсе побеждает проект архитектора Ф.И.Лидваля. По мнению современных исследователей победитель конкурса был определен еще до его проведения, но так или иначе, а с 1908/1909 гг проектирование всех отделений банка осуществлялось через «фильтр» Лидваля, балансировавшего между северным модерном и неоклассицизмом. В современном искусствоведении почерк Лидваля принято относить к «классицизирующему модерну». Понятие носит явно компромиссный характер, который затрагивает взаимосвязи уходящие корнями гораздо глубже, нежели модерн, использующий формы неоклассики. Пафосная симметрия, египетские «каноны» введенные в классические сюжеты не позволяют подобрать иного термина, который бы вертелся на языке. Французы, побывавшие на строящемся здании банка на Морской, описали свои ощущения откровеннее: «Все в этом здании … напоминает о немецких корнях его архитектора» (Государственный банк в 1913 году: французский взгляд – М.,2015. с.140).
В строительстве своих отделений в пределах российской империи Азовско-Донской банк не придерживался какого-нибудь узко выделенного подхода, позволяя вольности на местах. Здания региональных отделений в Москве, Саратове, Астрахани, Одессе, Оренбурге не связывает единый корпоративный стиль. Некоторые отделения, как например, в Грозном (арх. Лидваль Ф.И., 1910-1914), вообще выделялись яркими региональными чертами.



Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

Из почты карантинного времени...

Добрый день, вечер или ночь! Я с большим удовольствием напишу вам о доме и обо всем, как это было. Хочется оговориться, что фотографий у меня не сохранилось, но зато я «страдаю» удивительной памятью и все предстаёт в том самом виде, как это было... Даже страшно от этого ощущения.

Я не указываю свой возраст, потому что его почти не ощущаю и не выгляжу, и никто меня не хочет признавать даже пожилой…И имя тоже не важно. Нас знали многие - и это тоже ничего не значит.

Прекрасного вечера!

P.S. Сегодня на нашем «фронте» всего 510 ковидов! 38 ушедших. Уменьшаемся!

Collapse )

памятник, Харьков, университет, Каразин

АЗОВСКО-ДОНСКОЙ СЛЕД (2)

                                                                                                                                      Арх.  Е.В. Соловьёв
                                          Часть вторая – Днепровские гастролеры.
В 1910-е гг. здание бывшего Азовско-Донского банка приобретает Харьковское Второе Общество взаимного кредита. В 1914 году новый собственник получает разрешение на реконструкцию здания по проекту инженера Л.К.Тервена и успешно ее реализует. Получив ряд «несмертельных» ранений ниже пояса (переделан первый этаж), произведя пластику лица и заменив половину внутренних органов, объект, несмотря на неспокойные времена, таки дожил до наших дней в состоянии, позволяющем получить представление о его былом состоянии.



Что в этом здании могло остаться собственно «бекетовского»? Насколько кардинально перекроил его Тервен ?
Рассмотрим первоначальное решение. Здание трехэтажное, близкое по форме плана к прямоугольнику. На левом фланге главного фасада устроена арка проезда во двор. Следом за ней вход собственно в банк и далее все помещения первого этажа занимают предприятия розничной торговли.
Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

Азовско-Донской след

                                                                                                                                                  Арх.  Е.В. Соловьёв

Обращаясь к творческому наследию архитектора А.Н.Бекетова, приходится довольно часто сталкиваться с «белыми пятнами» в хронологизации объектов, установлении авторства и попытках воспроизведения причинно-следственных связей формирования произведения. При всей, казалось бы, изученности творческого пути академика, раз за разом всплывают совершенно неожиданные находки. И как потом выясняется, «находки» эти никто особенно и не прятал. О них умалчивали, старались не замечать, следуя отношению, установленному к ним самим автором, который относился к объектам, искаженным впоследствии, либо сделанным по конъюнктурным соображениям, без «академического размаха», с некоторой долей раздра-жения, не желая их упоминать в перечнях своих достижений. Я уже освещал ранее такие объекты, как дом Васильева на ул. Революции, дом Фенина на ул. Ольминского и корпус городского банка по переулку Плетневскому. Подошла очередь здания Азовско-Донского банка на пл. Конституции №14. Здание было кардинально перестроено еще в пору творческого расцвета Бекетова и удостаивалось лишь краткого упоминания в перечне работ архи-тектора. Вследствие столь небрежного отношения к объекту, представление о нем оказалось погребенным под наслоениями домыслов и забвения. Попробуем поковыряться и чего-нибудь раздобыть любопытного.



Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

Чокнутый профессор

                                                                                                  Арх.  Е.В.Соловьёв
(В поисках дома Венедиктова)

В 1887 г. Ф.О.Рейнгардт публикует воспоминания о Харькове своей молодости – г.Харьков 20-х и 30-х годов. Описывая окраины города, Рейнгардт делает следующее упоминание по поводу застройки улицы Немецкой (ныне Пушкинская): «Дом каменный по левую сторону Немецкой ул. бывшего проф. Венедиктова построен в 30-х годах». Если учесть, что самый старый каменный дом на Пушкинской (дом Зарудного) не сохранился (на его месте синагога), то возникает соблазн отыскать самое старое жилое здание улицы, и если не само здание, то хотя бы его остатки.
Не располагая архивными материалами, приходится отталкиваться от официальных списков домовладельцев, которые начинают свой хронологический отчет с 1868 года. Находим домовладение надворного советника Венедиктова на левой (нечетной) стороне улицы Немецкой. В 1860-70-ее гг. номер домовладения – 29, в 1880-е - №35, далее номер несколько раз менялся с №41 на №43 и обратно. Сегодня этот участок известен под №41.


Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

Дом Братской Дружины

                                                                                                                              Арх.  Е.В.Соловьёв

По переулку Механическому № 4 расположено трехэтажное здание дореволюционной постройки. Здание построено в 1910-1912 гг. по проекту архитектора С.Г. Санина для «Дома Братской Дружины». Благодаря просветительской деятельности Центральной научной библиотеки ХНУ им. Каразина, на сайте которой был выставлен отчет о деятельности Общества «Дом Братской Дружины» (1912г. издания), представилась возможность по формированию более развернутого представления об истории появления этого общественного объекта среди запруд Немышли.


Collapse )
памятник, Харьков, университет, Каразин

Израильский Харьков (1)

Анатолий Шехтман, заместитель председателя Израильской федерации клубов харьковчан, Иерусалим, Израиль

Когда несколько лет назад в большом зале Дворца наций (Биньяней-а-Ума) в Иерусалиме проходил концерт программы Эдуарда Успенского «В нашу гавань заходили корабли» и я принимал в нем участие как один из победителей отборочного конкурса, имея право на две песни, я сказал, что жертвую одной из них ради короткого монолога. Который, в общем, как бы и не монолог, а виртуальные цветы к виртуальному памятнику одного харьковчанина.
Я напомнил Успенскому его давнее утверждение о том, что идею первоапрельских юморин предложил Марк Розовский в 1964 году, и сказал, что это ошибка. Много раньше первоапрельский вечер состоялся в ХЭТИ (Харьковском электротехническом). Было это в сорок девятом году. Проводил тот вечер тогдашний комсорг института Миша Вайнер. О нем, его бесчисленных придумках и том вечере в городе ходили легенды. «Ровесник Октября», до войны окончил летное училище, во время войны летал к партизанам, красивый, с неизменной трубкой, он до лысины и седины был демократичным и молодым. Я поступил - уже не в ХЭТИ, а в ХПИ - в 1951 году, но изредка поздно вечером, по дороге из института домой, забегал к Мише (он тогда работал начальником ОТК на «Электроприводе») в квартиру на Фрунзе. И мы с Мишей и народом варили глинтвейн, трепались и пели студенческие песни.
А потом - начиная с пятьдесят третьего, - уже с нашим активным участием, были утверждение и расцвет жанра первоапрельских капустников на электроэнергетическом факультете ХПИ и в институте. И была знаменитая ленинградская «Весна в ЛЭТИ». И я рискну утверждать, что те капустники были в чем-то предтечей КВН, а студенческие песни тех лет - предтечей песен бардовских. Но все то было потом. А тогда, в сорок девятом, было начало. Неразрывно связанное с именем города, которому исполнилось триста пятьдесят лет.
Дочь привезла мне из Харькова проект Алексея Игоревича Муратова: создание компакт-дискового фильма «Харьков - генератор идей» («Умный Харьков»), направленного на формирование, как говорит автор проекта, имиджа интеллектуального центра мирового масштаба. В проекте содержался призыв к созданию общности имиджмейкеров Харькова.
Идея интересная, оправданная и актуальная. Помню прочитанные в газете еще в юные годы строки (по-моему, Бориса Котлярова):
А что такое Харьков? Ерунда.
В истории помянут очень глухо.
Он рос, как все другие города,
Лишь обогнав в размерах Богодухов…

Collapse )