ngeorgij (ngeorgij) wrote,
ngeorgij
ngeorgij

Category:

Доклад правления на торжествах в честь 25-летия харьковской общественной библиотеки

      На фронтоне здания харьковской общественной библиотеки (ХОБ) начертано знаменательное число: 1886. Это первая веха на пути исторического развития нашей библиотеки – год её открытия.
    Торжество её освящения, совершившееся 26 сентября, носило очень скромный характер: на нём присутствовали лишь городской голова, некоторые гласные думы и члены правления библиотеки. Помещалась она во флигеле городского дома на Николаевской площади, где теперь находится санитарное бюро. Квартира эта, за которую библиотека платила 25 рублей в месяц, состояла из трёх небольших комнат, полутёмных и сырых. Ход был неудобный, через узкий застроенный двор. В соответствии с помещением находилось и скудное имущество библиотеки. Ко дню открытия она имела лишь1700 томов книг, по большей части принесенных ей в дар местными обывателями, и полторы тысячи рублей, собранных путём пожертвований. По такому началу нельзя было предсказать широких перспектив. Но деятели библиотеки одушевлены были сознанием важности этого просветительного учреждения и глубоко верили в его светлое будущее.
    Это была не первая попытка устроить в Харькове библиотеку для общественного пользования. В 1830 году просвещённый государственный деятель, граф Мордвинов, бывший тогда президентом вольно-экономического общества, подал мысль об устройстве публичных библиотек в губернских городах Российской Империи. Правительство отнеслось благожелательно к его проекту, и министр внутренних дел циркуляром предписал начальникам губерний поощрять устройство библиотек. Он характеризовал их значение следующими словами: «кроме чтения выходящих на российском языке книг, учреждение подобных библиотек возродит дух общественности, откроет большой сбыт для хороших сочинений и будет эпохою народных улучшений во всех родах».
    Харьков был одним из первых городов, откликнувшихся на этот призыв. Для организации библиотеки составлен был комитет из представителя дворянства, директора гимназии и прочих любителей просвещения. В числе таковых привлечены были выдающиеся лица: основатель харьковского университета Каразин, известный малороссийский писатель Квитка-Основьяненко и профессор (впоследствии академик) знаменитый славист Срезневский. И вскоре в Харькове возникла «Городская Публичная библиотека», составившаяся путём доброхотных пожертвований книгами и деньгами, которые шли от самого образованного в то время сословия в губернии - дворянства. Её три с лишним тысячи томов на первых порах помещены были в зале дворянского депутатского собрания. С самого начала она плохо посещалась публикой, а потом читатели и вовсе отхлынули. Тогда заведывающий ею комитет решил передать её справочной городской конторе, содержавшейся частным лицом. Однако и тут книги не тревожились с полок, и желающих подписываться на чтение не было. Содержатель справочной конторы тяготился бездоходным имуществом и хотел сдать его обратно дворянскому собранию, но у него отказывались принять библиотеку без каталога. Тогда в один прекрасный день он привёз книги и свалил их в кучу посреди двора. Так они лежали и мокли под дождём, пока их не убрали в какой-то сарай…
    Мытарства, пережитые этой библиотекой, картинно описаны Г.П.Данилевским в его «Украинской Старине». Её не миновала участь большинства публичных библиотек, учреждённых в ту эпоху по разным городам: она захирела и умерла естественной смертью. Причину такого явления нужно искать, с одной стороны, в равнодушии местного общества, которое в 30-х годах находилось в состоянии апатии и инертности и не могло оказать достаточно живой поддержки, а с другой, - в неудовлетворительной организации самой библиотеки.
    Потребность в чтении между тем развивалась. В конце 40-х и начале 50-х годов в Харькове стали появляться библиотеки для чтения, устраиваемые частными предпринимателями с коммерческой целью. Одна из первых – библиотека Сакмейера на Московской улице – умудрялась существовать без средств и в значительной мере пополнялась «хозяйственным способом», вместо платы за абонемент принимая также взносы книгами, -конечно, по удешевлённой оценке. Существовало также несколько кружковых библиотек, которыми пользовались члены кружков, вносившие на покупку книг и выписку журналов известную ежегодную сумму.
    Частные библиотеки сменяли одна другую. Они не могли жаловаться на недостаток читателей, хотя представляли для публики известные неудобства. Раньше всего они взымали высокую плату за чтение, а затем держали на достаточной высоте лишь отдел беллетристики, тогда как научные отделы отличались скудостью и неполнотой.
Эпоха великих реформ в Харькове, как и в других местностях, повысила стремление к образованию и подняла заботы о народном просвещении. Росли учебные заведения, развивались кружки самообразования, подготовлялись кадры читателей и постепенно назревала потребность в хорошей и доступной библиотеке.
    Не раз поднималась речь об устройстве в Харькове общественной библиотеки на кооперативных началах. Однако к осуществлению этого плана удалось приступить лишь в 1883 году, когда по инициативе Алексея Афанасьевича Гурского, небольшой кружок лиц, сочувствовавших делу, решил воспользоваться готовым уставом существовавших уже в то время библиотек с тем, чтобы дальнейшее его усовершенствование шло по указанию опыта. Предложение это было принято, проект устава был послан в Петербург и 16 июня 1884 года был утверждён министром внутренних дел.
    Получив официальное разрешение на открытие библиотеки, учредители стали путём печати знакомить местное общество с постановкой библиотек в передовых странах Европы и Америки и с возможной организацией дела у нас. Общество проявляло большой интерес. В осуществлении проекта принял деятельное участие тогдашний губернатор, барон А.А.Икскуль фон-Гильдебандт. У него на квартире состоялось собрание членов-учредителей, где постановлено было созвать на основании устава первое общее собрание. Оно состоялось 28 сентября 1885 года под председательством недавно скончавшегося академика Н.Н.Бекетова, при наличности 74 членов. На этом собрании избрано было первое правление библиотеки, в состав которого вошли: Н.Н.Бекетов, А.А.Гурский, В.И.Касперов, М.Ф.Леваковский, г.Линтварёв, Ф.А.Павловский, Н.Ф.Сумцов, проф. И.С.Сыцянко, И.О.Фесенко и Б.Г.Филонов, а в качестве кандидатов: Д.Н.Полуехтов, П.С.Ефименко, А.А.Федоровский, А.П.Грузинцев, С.Н.Сумцев и А.М.Андреев. Правление избрало из своей среды председателем Б.Г.Филонова и секретарём В.И.Касперова, а позже за отказом последнего А.П.Грузинцева.
    На следующем общем собрании решены были детали организации библиотеки. Собрание постановило открыть с ближайшей осени платный абонемент и бесплатный кабинет для чтения. Учредители считали принцип бесплатности в кабинете для чтения особенно важным и, чтобы оградить его и на будущие времена, включили в устав после слов: «чтение книг, журналов, газет и т.п. в залах библиотеки для всех бесплатно» особое примечание: «этот параграф не может быть изменён общим собранием членов библиотеки».
    Средства, поступившие в распоряжение библиотеки, были употребляемы на её оборудование, а также на покупку самых необходимых книг, чтобы дополнить и систематизировать книжное имущество, полученное путём пожертвований, и на выписку периодических изданий. Будущие поступления являлись совершенно гадательными, и начать дело оказалось возможным лишь ввиду того, что вся работа, как подготовительная, так и текущая, велась бесплатным трудом. Персонал служащих составился при самом возникновении библиотеки из пяти лиц, не получавших первые месяцы никакого вознаграждения. Позднее им назначено было жалованье, далеко не соответствовавшее сумме затраченного труда – по 5 и 10 руб. в месяц, и только старшая служащая, работавшая в течение целого дня получила 20 руб.
Рост библиотеки превзошёл всякие ожидания. Число книг увеличивалось с каждым днём. Правление попробовало обратиться с просьбою о книжных пожертвованиях не только к местным жителям, но также к известным русским учёным, писателям, издателям, правительственным и частным учреждениям, к научным и просветительным обществам, к другим библиотекам. Отношение с их стороны было самое отзывчивое, и к концу первого года своего существования харьковская общественная библиотека уже имела до 16 тыс. томов.
    Уже с первых шагов выяснилось, что оставаться в маленькой, тесной, неудобной квартире библиотека не может – иначе это пагубно отразится на её деятельности. Интенсивная работа библиотеки показывала, что она удовлетворяет настоятельной потребности жителей города. Это обстоятельство побудило правление библиотеки обратиться к городу с ходатайством о субсидии, тем более, что согласно уставу, в случае ликвидации всё имущество библиотеки поступает в собственность города. Городская дума в марте 1887 года постановила отвести библиотеке бесплатное помещение в доме городского банка (на месте которого теперь воздвигнуто новое здание) и выдавать тысячу рублей ежегодного пособия.
     Вторая квартира оказалась значительно лучше прежней, и это обстоятельство благоприятствовало развитию библиотеки. К концу года она имела уже 650 подписчиков, а в читальном зале сделано за год 70 тыс. посещений.
Однако и на этой квартире не пришлось долго пробыть, т.к. она становилась тесной. Особенно ощущалась теснота в читальном зале, который не мог вместить всех желающих. Снова было возбуждено ходатайство перед городской думой, и она постановила вместо бесплатного помещения выдавать библиотеке полторы тысячи рублей на наём квартиры. Тогда явилась возможность нанять квартиру на углу Московской улицы и Петровского переулка в доме Темпинской, где библиотека пробыла около 11 лет.
    Важным преимуществом нового помещения была его сравнительная обширность. Библиотека занимала 8 просторных комнат во втором этаже и 6 комнат в мезонине. Вначале даже свободная часть верхнего помещения сдавалась внаймы. Но так как библиотека по-прежнему продолжала быстро расти, то постепенно все комнаты были ею использованы. Мало того, когда книгохранилище переполнилось, то пришлось занять под книги внутренний коридор, а потом все углы и закоулки мезонина.
После перехода на эту квартиру осуществлён был проект, возникший с самого основания библиотеки – об устройстве дешёвого абонемента для беднейшей части городского населения. Уже на первых общих собраниях указывалось, что в услугах библиотеки нуждается не только местная интеллигенция, но также и народная масса, которая коснеет в невежестве и не имеет возможности достать книг для чтения. Одним из ревностных сторонников этой идеи был Ник. Ник. Ходолей. Но общее собрание членов библиотеки опасалось затруднять новой довольно сложной задачей учреждение, которое ещё само не окрепло и не получило прочного существования. Таким образом, этот вопрос был оставлен открытым. По прошествии трёх лет, когда библиотека успела уже достаточно окрепнуть и развиться, он был снова поднят. Сделанное в общем собрании предложение Н.А.Гредескула об учреждении специального удешевлённого абонемента для малоимущего населения было встречено с большим сочувствием. Правлению поручена была организация этого дела, для которого тотчас же поступило первое пожертвование от известной общественной деятельности Х.Д.Алчевской.
    11 марта 1890 года открылось особое отделение, так называемая, «дешёвая библиотека». Для общего заведывания ею была выделена комиссия из трёх членов правления. Все работы велись добровольным трудом небольшой группы лиц, составившейся, главным образом, из учительниц воскресной школы Алчевской. Душой кружка являлся проф. В.Я.Данилевский. Дело представляло немалые трудности. Ведь это была первая в Харькове народная библиотека. Она не могла даже опираться на опыт предшественниц, т.к. вообще народные библиотеки в городах России стали возникать (и то спорадически) лишь в 80-х годах, т.е.незадолго до её открытия.
Деятели «дешёвой библиотеки» должны были внимательно присматриваться к незнакомому ещё читателю, изучать его литературные запросы и чутко прислушиваться к его требованиям. И, видимо, дешёвый абонемент удачно справлялся со своей задачей, т.к. подписчики неизменно прибывали. Через 7 месяцев число их достигло 378. Возможно, что рост их был бы ещё значительнее, если бы этому не препятствовали условия помещения. Ввиду финансовых затруднений библиотека эксплуатировала свободные комнаты, отдавая их внаём. Дешёвому абонементу для начала была отведена небольшая комнатка, куда водворилось всё его имущество: конторка, прилавок и единственный шкаф с книгами. Тут же за перегородкой помещался один из библиотечных швейцаров, а в стенной нише ставился самовар для служащих библиотеки. В этом тесном и угарном пространстве в дни выдачи скоплялось единовременно до 100 человек, и бывали даже случаи обмороков. Пришлось перевести дешёвый абонемент в другое, более подходящее помещение. В то же время название его было изменено. На ближайшем общем собрании, кроме существовавшего с самого начала единственного разряда 30-копеечной платы за чтение, установлен был ещё второй разряд, пониженный до 20 коп., а дешёвый абонемент с платою 5 копеек в месяц был переименован в «3-й разряд». Отдельный состав книг для него и ведение всех работ кружков добровольных сотрудников были сохранены по-прежнему.
    «Дешёвая библиотека», или «3-й разряд», явилась прототипом народных библиотек не только города Харькова, но и Харьковской губернии. Часть кружка, работавшего в «дешёвой библиотеке» с её основания, выделилась и организовала в 1891 году первую бесплатную народную библиотеку-читальню харьковского общества грамотности, по образцу которой возникли и остальные четыре. А из состава деятелей 1-й читальни выделился комитет сельских библиотек, устроивший и поддерживавший в Харьковской губернии около 500 народных библиотек. Т.о., харьковская общественная библиотека дала толчок развитию библиотечного дела в целом крае.
На квартире в доме Темпинской общественную библиотеку застало десятилетие со дня её открытия. Это событие было ознаменовано торжественным публичным собранием в зале городской думы, на котором произнесены были речи о деятельности и культурном значении харьковской общественной библиотеки и прочитаны полученные многочисленные приветствия.
    С годами выяснилось, что библиотека должна неминуемо перерасти и третью свою квартиру. Книгохранилище пришлось так заставить шкафами, что они преграждали доступ свету, и в темноте было трудно, подчас даже невозможно разыскивать нужную книгу. Приходилось страшиться больших книжных поступлений, потому что их некуда было бы разместить. Другие недостатки квартиры давали себя чувствовать. Вентиляция была крайне плохая. Высокая лестница затрудняла посетителей библиотеки. Керосиновое освещение грозило опасностью пожара, который мог бы причинить невознаградимые убытки, т.к. библиотека располагала уже большим числом ценных и редких книг. Библиотека испытала все неудобства наёмных помещений. Единственным целесообразным выходом могла явиться постройка собственного дома.
                                                   (Продолжение следует)
Subscribe

  • Ржепишевский на Энгельса

    Архитектор Е.В.Соловьёв Гражданский инженер Александр Иванович Ржепишевский является одним из наиболее популярных харьковских зодчих прошлого,…

  • АЗОВСКО-ДОНСКОЙ СЛЕД

    Архитектор Е.В.Соловьёв Часть третья – варяжская харизма В 1907 году Азовско-Донской банк проводит закрытый конкурс на проект своей…

  • Из почты карантинного времени...

    Добрый день, вечер или ночь! Я с большим удовольствием напишу вам о доме и обо всем, как это было. Хочется оговориться, что фотографий у меня не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments