ngeorgij (ngeorgij) wrote,
ngeorgij
ngeorgij

Category:

О харьковской филармонии

    Небольшая справка:
   Харьковская областная филармония основана 14 октября 1929 г. В довоенное время она размещалась по адресу пл. Тевелева, 24, в здании бывшего Волжско-Камского  банка, построенного в 1907 году по проекту архитектора А.Н.Бекетова.



   После войны филармонии было отдано здание на Сумской, 10, которое она занимала более 40 лет.



Попытка его реконструкции во второй половине 80-х годов закончилась неудачей, и в 1989 г оно было снесено. Филармония осталась без своего дома. Но ненадолго.
   После окончания строительства нового здания оперного театра (1991 г) старое, покинутое театром оперы и балета, было передано филармонии. О том, каким спустя 10 лет после этого события виделся день настоящий и перспективы дня завтрашнего директору филармонии и главному дирижёру симфонического оркестра Ю.В.Янко, – в статье Татьяны Острогляд, опубликованной 20 августа 2004 года в газете «Слобода».


                     Когда оживёт застывшая музыка?
     По уникальным акустическим показателям с этим залом не может сравниться ни один в Харькове. Да и в Украине — единицы.



Его необычная для отечественных филармоний прямоугольная форма напоминает большой зал Московской консерватории или Венской филармонии. Нет аналогов в стране и по красоте внутренней отделки: это одна из девяти копий зала сгоревшего парижского дворца Тюильри. Побродить по "секретным закоулкам" старейшего форпоста культуры в городе — здания филармонии на Рымарской, 21 — меня пригласил ее директор, художественный руководитель и главный дирижер симфонического оркестра Юрий Янко.
   Хотелось бы начать с классического: "...шаги отдавались гулким эхом..." Но... Не отдавались. Нет в этом зале эха.
— Я специально просил свою жену (оперную певицу Марину Чиженко), чтобы она
спела со сцены, потом в оркестровой яме, потом с третьего яруса, а я был на сцене — звук везде абсолютно одинаковый, в любом месте, даже если поворачиваешься. Никакого эха. Звук распространяется равномерно, пол партера на деревянных подпорках, резонирует как дека скрипки, подвесной деревянный потолок также резонирует как инструмент — в чем же весь фокус. А нарушить такую потрясающую акустику очень легко — достаточно кресла не так поставить, — говорит Юрий Владимирович. — В советское время делали ремонт к 50-летию Октября, вскрыли пол и выбросили специально для акустики размещенные там бутылки, которые посчитали мусором. К счастью, это не очень повредило. Тогда же, видимо, нарушили и вентиляцию зала, потому что конец партера начал пропадать. Здесь в свое время была уникальная система воздухообмена — холодный воздух подавался под давлением в решетки наверх, там опускался вниз, где подавался горячий, они смешивались и через сцену уходили в бока.
   Годы советской власти оставили много других следов в старинном здании. Бирюзовый бархат обивки сменили красным, "родной" кирпичный фронтон с лирой спрятали под бутафорский деревянный с флагами республик СССР, на сцене повесили такие же бутафорские "серпы" и "звезды", портрет царя вверху над сценой заменили часами. Странновато, наверное, это все смотрелось среди уникальной ажурной лепки с кариатидами, атлантами, символикой виноделия и сельского хозяйства, барельефами русских композиторов. Они, как настоящие "жильцы" этого храма искусства, появились еще в 1883 году, во время восстановительных работ после пожара в старом деревянном здании Коммерческого клуба. Тогда, по проекту Б.Г.Михаловского, и был пристроен этот зал.
— Здесь впервые появилось электричество в Харькове: Коммерческий клуб купил и установил паровую машину. Здесь же фотографом Федецким было впервые показано кино. На то время это был самый большой и комфортабельный зал в городе, в котором проходили все значимые культурные мероприятия потом — в советское время — даже торжественные заседания обкома.
     Трудно не согласиться с Юрием Владимировичем, что в этом здании — вся
история Харькова. Стоя в пустом зале просто физически ощущаешь "дух столетий", осознавая, что именно этими ступеньками поднимались на сцену Чайковский, Рахманинов, Шаляпин, Шостакович, на этом месте дирижировал Хачатурян, вон в той ложе сидел Лиепа...
— Такое обилие имен гениальных людей вряд ли вы еще где-нибудь найдете: Зураб Саткелава, Елена Образцова, Тамара Синявская, Евгений Нестеренко, Тито Руффо, итальянский баритон Маттиа Батистини... Во время концертов Федора Шаляпина, Марии Литвиненко-Вольгемут, Ивана Козловского, Ивана Паторжинского люди стояли — мест не хватало. Тут читали свои произведения Сергей Есенин, Владимир Маяковский, пели Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон, выступал практически весь Большой театр. Этот зал знал много триумфов. К сожалению, пока фасад "украшают" только черные мемориальные доски памяти жертв сталинских репрессий 30-х годов XX века. Но, если бы мы решили вешать таблички всех, кто здесь выступал, нам бы и фасада не хватило. Нужно, чтобы все харьковчане знали это и гордились своим наследием.



Удивительно, что вся лепка цела, а это говорит о том, что фундамент стоит "насмерть". Толщина несущих стен — метр 20 см. Кирпич ручной работы — известковый раствор смешивался без цемента, на яйце. Эти мощнейшие стены выдержали две Мировых войны. Рассказывают, что бомбы падали совсем близко, соседние дома рушились, а театральное здание стояло. Видимо, какой-то добрый дух Высокого Искусства охраняет то, что так основательно было сделано 150 лет назад: металлические конструкции, которые держат подвесной потолок, даже не поржавели. Под сценой сохранилось поворотное устройство с малым и большим кругами вращения для быстрой смены декораций. Благодаря "хитроумной" системе шестеренок его приводили в движение всего четыре человека. Вообще, в то время этот зал считался одним из самих технически оснащенных в России.



    За стеной сцены — пятиэтажная пристройка, где были гримерки, артистические, банно-прачечный комплекс для стирки костюмов и декораций. В переходе с двух этажей на пять использовался рельеф местности — естественный спуск на Клочковскую. Здание построено до гениального просто: ни одного метра лишнего.
— Более поздние пристройки делались уже в XX веке, это даже по кирпичу видно, И фасад здания также переделывался в XX веке, поэтому так сильно и пострадал. Само здание строилось, как рассказывают архитекторы, с использованием особых методов заливки фундамента: вбивались одна к другой дубовые сваи, рядом были конюшни, оттуда привозили сами понимаете, что — заливали фундамент, вода испарялась, все кристаллизовалось. Многие здания в то время так строились, они и тысячу лет будут стоять.
   Юрий Владимирович исследовал каждый сантиметр вверенного ему "хозяйства". Именно он и обнаружил на крыше настоящий фронтон, к которому мы поднялись.
— Нынешний фронтон с флагами советских республик явно был сделан до сорокового года, потому что на нем нет флагов Прибалтики, которая вошла в Советский Союз в 1940 году. Он закрыл настоящий, более низкий фронтон с изображением лиры. Видите, крыша была поднята примерно на полтора метра, и, хоть угол между фронтонами слишком острый (расстояние — около 60 см), но саму лиру видно. Так она и "пережила" здесь, целехонькая, всю Вторую мировую. Ее можно рассмотреть на старых фотографиях здания.



   Кстати, сейчас в филармонии как раз создается музей. Пока только музыкальный, но в перспективе — всей городской истории. У нас очень много экспонатов: фотографии с автографами Чайковского, фотографии выступлений Рихтера и Растроповича с нашим оркестром, документы, подписанные известным украинским композитором Львом Ревуцким, харьковским композитором Дмитрием Клебановым — теперь уже классиком (мы открываем сезон его третьей симфонией). Их собрали те "ненормальные" коллекционеры, которые, слава Богу, еще существуют. Например, в городе есть дирижерская палочка Листа, дирижерская палочка Вагнера, которую подарили Илье Ильичу Слатину, организатору Харьковской консерватории. А ведь мало кто об этом знает.
    Зал нужно спасать, потому что больше у нас такого не будет. По крайней мере, в ближайшее время точно. Мы собрали уже 15 тысяч подписей в защиту зала, чтобы и наши внуки тоже знали, что такое старинная акустика, старинная архитектура и лепка. Понимаете, такой красоты уже не создашь, а вот сохранить ее пока возможно.
По предварительным оценкам строителей, на реконструкцию зала нужно около 20 миллионов гривень. Облегчает задачу то, что стены, фундамент и лепнина целы (а их ремонт наиболее сложен). Остальное, по словам Юрия Янко, дело техники: где-то поменять пол, "обеспечить" пожарную безопасность и так далее. Кстати, зал рассчитан на 1200 мест, но сейчас, по новым евростандартам проходы между рядами должны быть более широкими, также увеличилось пространство между креслами, поэтому количество мест может сократиться до тысячи. Что, очевидно, никак не сможет отразиться на количестве ценителей классической музыки в Харькове.
— Когда-то Харьков был музыкальной Меккой Украины, сюда съезжались все
знаменитости, которые приезжали в Москву. Видите, нижний ярус достроен позже
— мест не хватало. И в зале, в котором сейчас идут концерты, практически всегда
аншлаги. Причем, основной контингент — это люди 30 - 40 лет и моложе. К сожалению, все меньше и меньше пожилых людей, которые еще что-то помнят из величественной истории прошлого этого зала.
    Поражает то, что при наличии вместительного, великолепного по акустическим данным и внутреннему убранству, и требующего по большому счету не такого уж и серьезного ремонта зала, концерты знаменитостей и международные конкурсы проходят в бывшем фойе. А еще то, что этот, без преувеличения объект мировой культуры, до сих пор не признан архитектурным памятником. Числится он всего лишь как памятка архитектуры. Побывавшие в зале послы Великобритании и Франции покидали его в шоке. Шоке от "ничегонеделания". Последние пятнадцать лет бывшая "гордость Харькова" стояла без ремонта, и внутри "растаскивалось" все вплоть до электропроводки. А ведь даже фашисты во время оккупации зал берегли и ставили в нем оперы! Как говорится, все это было бы смешно...

   Таким было состояние зала и всего здания филармонии десять лет назад. Делались первые шаги на пути его возрождения…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments