ngeorgij (ngeorgij) wrote,
ngeorgij
ngeorgij

Categories:

Из почты карантинного времени...

Добрый день, вечер или ночь! Я с большим удовольствием напишу вам о доме и обо всем, как это было. Хочется оговориться, что фотографий у меня не сохранилось, но зато я «страдаю» удивительной памятью и все предстаёт в том самом виде, как это было... Даже страшно от этого ощущения.

Я не указываю свой возраст, потому что его почти не ощущаю и не выгляжу, и никто меня не хочет признавать даже пожилой…И имя тоже не важно. Нас знали многие - и это тоже ничего не значит.

Прекрасного вечера!

P.S. Сегодня на нашем «фронте» всего 510 ковидов! 38 ушедших. Уменьшаемся!

Дорогой Георгий!

Вот только что, проверяя электронную почту, получила ваши изумительные имиджи дома, где я жила, который снился мне постоянно долгие годы - с ностальгическим наваждением моего присутствия в нем, с деталями и ощущением реальности.
Спасибо вам огромное!
За всю свою жизнь я не встретила ни одного харьковчанина, который бы не любил или не гордился быть рождённым в этом абсолютно неординарном, особом, мистическом (не боюсь этого слова) городе. Являясь человеком «мира» (не стану перечислять города, страны жизни...), я и по сей день ни на минуту не теряла своих особых чувств к моему родному Харькову.



Войду в подъезд, поднимусь на 4 этаж и зайду в квартиру #10.
Кстати, весь «квадрат» этажа - это наша квартира. Был ещё второй выход из квартиры во двор.
После войны все дома, выходящие на Бассейную ,были в руинах (немцы взорвали), а этот дом - как куколка.

Всех вам благ!
У нас до сих пор «военное» положение. Боремся с «Ковидом» - ходим в масках и шарахаемся друг от друга.
Все. Спасибо и спасибо.

Итак, история дома - бывш. Дзержинского, 46 А.  1944 год. Харьков был освобожден, но война еще не закончилась. Наша семья тут же возвратилась из эвакуации (Ташкент). «Дедушкин» огромный Комбинат Спортивной одежды шил все для солдат в Узбекистане.

Квартира №10 в доме 46 А была «забронирована» для нашей семьи.

Мы - это мой папа (не воевавший из-за зрения) - адвокат и экономист (2 диплома), мама - бывшая актриса «Варьете», мой брат от первого маминого брака, дедушка –зам. Директора Комбината «Спорттрикотаж», бабушка и «фиктивные» родственники (об этом никто не знал в то время).

Дом был чист, отремонтирован, ухожен, как будто никакой войны не было. А вокруг - руины взорванных домов на Бассейной. Город полон немецких солдат, работающих по «очистке и строительству», и темно на улицах.

Уехала я маленькой, вернулась «взрослой» - читающей все, самостоятельной, забывшей про детство... Наш этаж (целый квадрат дома) - по левую сторону, верхний, 4-ый. «Бронировали» квартиру для нас - жильцы 3 этажа - вроде, как наши родственники. Сестра моего папы (Люся) была замужем за сыном жильцов 3 этажа. Звали мужа Борис Горчаков - архитектор, воевавший на фронте.

Сразу же по приезде «родственники» пригласили нас к себе на чай. Такого мои детские глаза еще не видели. Все предстало, как в музее - роскошная мебель, фарфор, хрусталь...как в кино - трофейных фильмах. Шикарнейшая атмосфера благополучия и комфорта.

Но...постепенно и уверенно в Харьков возвращалась «советская власть» и родители тетиного мужа предстали перед нами в ином свете.  Дело в том, что они были немцами (фолькдейч) - смешанными с русскими. Во время немецкого времени офицеры-немцы «не вылезали»  из их квартиры и также квартир других жильцов дома 46А. Мы (семья) не только их не осуждали, но и понимали «ситуацию». Моя мама была такой же «фолькдейч» (из Киева): ее отец - русский офицер (мать его немка) женат был на моей бабушке Зелме Карловне  (быв. баронесса) - звезде Киевского Варьете. Умерла от «странной» болезни совсем молодой и хоронил ее «весь Киев». Мой дедушка с маминой стороны - Сергей Иванович - отбыл с Белой Армией, а моя мама осталась с немецкой теткой в Киеве, работая актрисой Варьете. Мама моя была очень красивой, свободно говорящей по-немецки, с уникальным вкусом, создающей вокруг красоту дизайна, одежды, словом, супер-woman.

Увидел ее на сцене - НКВДешник-еврей, адьютант Первого Секретаря Украины Петровского, влюбился, женился. Родился у них сын (мой сводный брат - Сева), переехали в Харьков - новую столицу. В 1937 маминого мужа расстреляли.

Словом, не нам было осуждать немецкие связи родственников с 3 этажа.

Пришло «их время», и позвали они всех нас к себе. Разговор был спокойным - без паники и страха - с достоинством благородства и реальности. «Завтра нас должны арестовать (им кто-то сообщил), и нас расстреляют. У нас впереди вся ночь. Нужно перенести все наши вещи к вам в квартиру». Ночью никто не спал. Пришли знакомые, друг нашей домработницы, мама, тетя и мы, дети, - тащили все: мебель, посуду, люстры, вазы, немецкие радиолы и какие-то кофеварки и подарки из Германии. Очистили все, оставив для вида ненужные вещи. Их увели навсегда, а вернувшийся с войны сын родителей не застал…

В Доме 46 А продолжались расправы - уводились соседи, исчезая навечно. Напротив нас поселилась семья Ароновых. Моим самым близким дружком стал сын Юра - впоследствии физик (переехал в Москву), получил докторскую и умер от радиации. Его брат Игорь живет в США и  мы общаемся виртуально. Он тоже учёный с именем и высоким статусом. Кстати, все харьковчане - на высоте.

Пленные немцы восстанавливали город. Очень быстро вырос дом (для элиты) с правой стороны двора. Начали строить Бассейную, убрав мусор руин.

В один из дней во двор стали приезжать «пятитонки», из которых выгружались ковры, мебель, огромные скульптуры, вазы и прочий немецкий трофейный хлам -  в квартиру наших бывших родственников приехала генеральская семья. Квартиры арестованных заполнялись.

Это не вся «история», и я допишу в следующий раз.

Сегодня у нас 646 коронавирусов и 57 смертей.

Пошлю пару фотографий. Я не храню никаких памятных «бумаг» и фотографий.




В этой жизни мы меняли города и квартиры 21 раз. Так нам этого хотелось! Это, наверное, последнее перемещение - год назад.

Всех вам благополучий. Извините за описки. Печатаю на телефоне.

Русский сохранился, но превалирует английский (французский похуже, но любимый). Помню украинский.

В эмиграции с 1975.

Very sincerely, Julia

Subscribe

  • Ржепишевский на Энгельса

    Архитектор Е.В.Соловьёв Гражданский инженер Александр Иванович Ржепишевский является одним из наиболее популярных харьковских зодчих прошлого,…

  • АЗОВСКО-ДОНСКОЙ СЛЕД

    Архитектор Е.В.Соловьёв Часть третья – варяжская харизма В 1907 году Азовско-Донской банк проводит закрытый конкурс на проект своей…

  • ХАРЬКОВСКИЙ ГЛАВНЫЙ ЦЕНТР ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ. 1918 г

    (фрагмент) Б.А.Штейфон …В начале 1918 г. Харьков воспринимал первые практические уроки больше­визма. Новая власть еще чувствовала себя прочной и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments