ngeorgij (ngeorgij) wrote,
ngeorgij
ngeorgij

Categories:

Израильский Харьков (2)

Анатолий Шехтман, заместитель председателя Израильской федерации клубов харьковчан, Иерусалим, Израиль


А теперь - от «физиков» к «лирикам».
В израильской литературе на русском языке немало очень заметных имен, носители которых - харьковчане. Не имея возможности писать о многих, назову некоторые.
Дора Штурман - известная правозащитница, автор многих книг, очерков, эссе.
Нина Воронель - вместе с мужем Александром - соредактор журнала «22», писательница, романы, пьесы и другие произведения которой приобрели многих читателей в разных странах и зрителей - от тель-авивских до бродвейских.
И снова воспоминания. Осенью 1956 или весной 1957 года в Доме народного творчества на Пушкинской (почти напротив улицы Иванова) его директор Зеленский собрал, как сказали бы сегодня, шумную тусовку. Тему точно не помню, по-моему, что-то, связанное с созданием харьковского кино. Компания собралась знатная (назову только имена): Марк Айзенштадт, Роман Бедрин, Мирон Черненко, Игорь Гасско (старший), Валя Ивченко, Юра Фридман, Толя Кордунер, Доля Воловик, Ада Сахарова, из политехников - мы с Володей Зубарем. Все они вошли в мою жизнь, одни - надолго, другие - навсегда. Иных уж нет: Игорь, Толя, Рома, а теперь - Мирон… Все (о себе - умолчу) достигли впечатляющих высот. Среди самых-самых - мой друг Айзенштадт, ставший Азовым.
Писатель-сатирик, драматург, автор программ Аркадия Райкина (созданных с покойным Володей Тихвинским), сегодня он живет в Нацрат-Илите, где неутомимо и весьма успешно руководит литературным объединением и редактирует альманах «Галилея». А я предоставляю слово доктору искусствоведения Злате Зарецкой: «Меня Марк Азов - это юмористическое достояние общества - перевернул… своим скрытым национальным рыцарством. Снятие маски, поднятие забрала железного шлема воина, обнажение своего истинного поэтического философского лица я обнаружила у Азова в цикле рассказов и пьес («Весенний царь черноголовых», «Ифтах-однолюб», «Последний день Содома». - А.Ш.), связанных с еврейской историей и ТАНАХом». Добавлю: написанных под небом Галилеи на краю долины Изреэль.
А еще я помню ЦДРИ в Москве, где мой товарищ, поэт Вадим Левин проводил утренники с родителями и детьми, в которых участвовала его соавтор Рената Муха. И наши дивные встречи с Реной и Вадимом на базе отдыха «Коммунальник» под Харьковом, где они работали над совместной книгой. А здесь Рената живет в Беэр-Шеве и выпустила в издательстве Марка Галесника три замечательных авторских книги «Стихов для бывших детей и будущих взрослых». Первую презентацию первой книги «Гиппопопоэма», в которой участвовали Феликс Кривин, Игорь Губерман, масса других интересных людей, я проводил в Иерусалимском Общинном доме в 1998 году.
Среди харьковчан-литераторов в Израиле - друзья и сподвижники Бориса Алексеевича Чичибабина: известный поэт и культуролог Марк Богославский; известный поэт Александр Верник; литературный критик Михаил Копелиович, работы которого публикует «Новый мир»; в Нетании живет Борис Ладензон, ближайший друг Чичибабина, один из составителей сборника «Борис Чичибабин в статьях и воспоминаниях» («Я один на земле Чичибабин./ Будь мне братом, Борис Ладензон…»). А студийка Чичибабина Виктория Серебро (к слову, жена моего дипломника Миши) недавно издала здесь отличную книгу юмористических произведений и создает хорошее настроение слушателям радио РЭКА в передачах «На утренней волне».
По жизни близок к чичибабинскому кругу живущий в Афуле Феликс Рахлин, хороший журналист, поэт, которому я благодарен за очень теплую статью «Люблю я тихие долины», или Путешествие в молодость» - о моих выступлениях в этом городе, а больше - за воспоминания о нашем друге Мироне Черненко, давно уехавшем из Харькова покорять Москву, президенте гильдии киноведов и кинокритиков России, у которого несколько месяцев назад остановилось сердце на гатчинском вокзале по пути на кинофестиваль.
И еще немало здесь хороших журналистов, десантированных непосредственно из Харькова или живших там когда-то: Александр Риман, Григорий Кульчинский, Ирина Бабич, Изабелла Слуцкая, Михаил Бриман, Шимон Бриман …
На рубеже восьмидесятых и девяностых мне были интересны харьковские телевизионные передачи программы «Менора», автором которой была неизвестная мне тогда инженер института «Внипичерметэнергоочистка» Элла Слуцкая. Там были сюжеты, связанные с первыми шагами современной еврейской общинной жизни второй столицы Украины. А здесь у нас с Эллой довольно давнее деловое общение. Элла сейчас регулярно публикуется в газетах «Вести», «Новости недели» и других, аккредитована как собкор одного из украинских телевизионных каналов. Ее несомненной заслугой является первая большая встреча харьковчан в Рамат-Гане несколько лет назад.
На одной из таких встреч в Хайфе, проведенной Израильской Федерацией клубов харьковчан, с интересным сообщением по истории еврейской общины Харькова выступил историк и журналист Шимон Бриман. А историк доктор Борислав Остапенко подготовил лекции по харьковскому следу в Израиле.
Александр Кучерский - человек сравнительно молодой. Выпускник ХГУ, педагог, журналист. Несколько лет назад в Иерусалимском Общинном доме я был на презентации его интересного учебника русского языка для детей российской диаспоры. Сейчас он с группой энтузиастов (среди которых - мои хорошие знакомые) издает педагогический журнал «Звенья», который вызывает немалый интерес и в Израиле, и в США, и в Европе - где есть русскоговорящая публика.
Будучи в течение ряда лет председателем иерусалимского отделения и членом правления Объединения выходцев из Украины в Израиле, я много сил и времени отдал подготовке и проведению в Мемориале Яд ва-Шем всеизраильских дней поминовения жертв Холокоста на Украине. За это время у меня установились товарищеские отношения с Анатолием Кардашем, сотрудником мемориала, замечательным экскурсоводом. В прежние годы Толя работал в Харькове на заводе ФЭД, защитил диссертацию по литейному производству. Здесь, в Израиле, он много лет был сотрудником Яд ва-Шем. Под псевдонимом Аб Мише написал несколько книг по теме Катастрофы европейского еврейства: «Черновой вариант», «Посреди войны», «Антология Холокоста» (где харьковский Дробицкий Яр - фрагмент громадного черного полотна). Очень сильные книги. И - прекрасно написанные. Я читал реферат киевской школьницы, украинской девочки Саши Андрусик (сегодня она - студентка Киево-Могилянской академии) на тему «Уроки Холокоста», написанный под впечатлением от внимательного прочтения одной из его книг. Она пишет, что книга Аб Мише очень изменила ее. Теперь она не проходит мимо проявлений антисемитизма и ксенофобии. Нам не выжить без уроков толерантности в наше время - это ее, Саши, вывод.
В Израиле сегодня немало деятелей театра, мастеров разных жанров сценического искусства - профессионалов самой высокой пробы, чья жизнь, творческая деятельность была связана с Харьковом. Леонид Хаит - руководитель театра «Люди и куклы», в рекомендациях не нуждающегося. Шауль Тиктинер - руководитель Тель-Авивского театра юного зрителя (ставящего, в том числе, пьесы Марка Азова). Прекрасный актер Евгений Терлецкий. Известный пианист Гарри Наймарк. Певица Альбина Михайловская. Регина Дрикер, дочь моего институтского преподавателя и старшего товарища Юлия Дрикера, концертмейстер известной певицы Рут Левин (ученицы Нехамы Лившиц) и прославленного скрипача Моти Шмита. Список можно продолжать. Но на одном имени должен остановиться особо. Речь идет о Григории Грумберге, с которым в последние годы меня также связывают деловые и товарищеские отношения.
На доисторической родине он много лет работал как режиссер и актер в театрах и на телевидении, был главным режиссером Харьковской филармонии. Поставил много драматических спектаклей, концертных программ, массовых представлений.
В Израиле создал несколько спектаклей, пользующихся большим успехом у зрителей (в том числе, в творческом содружестве с харьковским драматургом З. Сагаловым): «Что бы сказал Шолом-Алейхем», «Отпусти народ мой», «Три года жизни Айседоры Дункан», «Последняя роль Соломона Михоэлса» и др. Несколько лет был председателем жюри и главным режиссером концертов смотров творческих сил Объединения выходцев из Украины, гала-концерта «Цветы Израиля» с участием лучших профессиональных исполнителей - выходцев из Украины.
Под библейскими небесами живут, творят и выставляются художники-харьковчане. Интересные мастера, выпускники харьковского института или Строгановки, работающие в разных жанрах: Юрий Головаш - графика, Минна Минская - живопись, Сергей Сыченко - карикатура, Мирьям Азова - изделия из керамики. Список можно продолжать…
Двадцать лет назад моя, тогда четырнадцатилетняя дочь пришла к недавней выпускнице музыкального училища Марине Меламед в созданный ею в Харькове клуб «Товарищ гитара». Это был один из первых в СССР детских клубов самодеятельной песни. Это был чудесный клуб, где ребята, овладевая гитарой, открывая для себя мир Галича и Окуджавы, Высоцкого и Визбора, других авторов и исполнителей, таких интересных и разных, приобщаясь к творчеству, постигали одновременно науку доброго товарищества.
Здесь она организовывала новые клубы. Один из них - бардовский клуб «Шляпа» - стал лауреатом всеизраильского фестиваля бардовской песни на Кинерете. Пела и продолжает петь, выступая в программах с Юлием Кимом, Александром Довом, Дмитрием Кимельфельдом. Окончила Театральную школу в Иерусалиме. Стала лауреатом Международного фестиваля молодых кукольников во Вроцлаве. А еще - начала писать прозу. И написала книгу рассказов «Перекресток желаний» - очень «харьковскую» книгу, получившую самую высокую оценку (на страницах которой нашлось место и моей дочери). И опубликовала хорошие стихи в альманахе «Литературный Иерусалим». Член Союза русскоязычных писателей Израиля. А Юлий Ким, после постановки синтетического моноспектакля «Под созвездием лягушки», назвал ее «израильской Камбуровой». Такая она - Марина Меламед. Такой воздух в Иерусалиме.
В жанре авторской песни здесь интересно работают и другие харьковчане: Иосиф Долгой, бывший председатель КСП университета и член оргкомитета бардовских слетов на Эсхаре; Наталья Бурхи-Бершмой… А я снова возвращаюсь к точке отсчета.
Мне вспоминаются еще недавние выступления в разных городах Израиля Фаины Шмеркиной, живущей в Цфате. Кумир нашего поколения. Участница легендарного университетского дуэта начала - середины 50-х годов с Нелей Журавлевой (которая сегодня живет и поет в г. Олбани, штат Нью-Йорк). Руководила студенческим ансамблем «Аэлита». Помню переполненные залы и лица харьковчан на ее выступлениях в Харьковском лектории, Доме ученых, Дворце студентов ХПИ, ФТИНТе. И «там», и «здесь» в этих выступлениях было замечательно все: голос, гитара, репертуар - где Окуджава, Матвеева, Дорошко-Берман, Зимина-Олсуфьева, русский романс, песни войны… И я рад тому, что организовывал концерты Инны в Иерусалиме (а Марине помогал «аккредитовать» клуб «Шляпа» в моем районе: «принцип репки» в действии).
Теперь - самое время вернуться к началу статьи. Точнее - в начало пятидесятых. В странное время двойного существования. В тот оазис в конце Краснознаменной, «где носит гордо корпуса свои / и вековые липы старых скверов / наш верный друг, великий ХПИ /- гигантский цех штамповки инженеров».
Мы тоже грызли гранит науки. Но были те самые апрельские вечера-капустники. И была самодеятельность ХПИ пятидесятых. И дружба с блистательными Шмеркиной и Журавлевой. И был мир студенческих песен, куда входили и городской фольклор, свободный от цензуры тех лет, и то, что писалось для капустников, военных лагерей и т.д. (Помню походы институтского хора в строю с поздних репетиций по улицам ночного города. И гремели песни, и дребезжали оконные стекла: «как мы их пели, как орали, / как воздух юности вбирали / и микроклимат уникальный / той странной жизни зазеркальной…»)
Я очень горжусь лучшей в мире коллекцией друзей, ядро которой - бывшие собратья по сцене ХПИ, «команда молодости нашей». Ребята, с которыми в 1972 году - много позже окончания института - мы создали уникальный клуб (тоже харьковский эксклюзив). И много лет, раз или дважды в год, собирались у Инны Вишневской-Щербаковой в «частном» саду на Холодной Горе - общались и пели те песни, навсегда вошедшие в душу и ставшие частью образа жизни.
Мы достигали высот в творческой, профессиональной деятельности, но всегда были верными первой любви. Сейчас мы разлетелись по планете от Австралии до США и Европы со «сжавшимся» центром в Харькове. Но братство наше живет. И редкие встречи - в разном составе - приносят огромную радость и заряжают надолго. А я храню программу очень интересного вечера, посвященного нашему городу, который та же Инна Щербакова в начале девяностых провела в далеком Мельбурне.
А уже здесь, в Израиле, лет семь назад, по совету той же Марины Меламед (!), я с Марой Кучером и Авраамом Шарнопольским (при Марине с гитарой) сделал в Иерусалиме программу «Студенческий песенный фольклор 50-х годов». Успенского с его «Гаванью» тогда еще и «рядом не стояло». Это был не концерт, а сбор жаждущих, где мы были не певцы, а запевалы. И были в разных местах (в том числе, в США) выступления - вместе и «сольные». И глядя в глаза зрителей, которые одновременно были и активными участниками встреч, я уяснил, что, если звезды зажигают, значит, это таки-да кому-нибудь нужно.
Последняя такая встреча состоялась не так давно. Мы посвятили ее нашему братству. Мы - это «международное трио», собравшееся в чудесном городе Маалоте, в горах около ливанской границы, в составе: старосты хора ХПИ образца 50-х д-ра Леонида Казановича (Дортмунд, Германия), Мары Кучера (Маалот, Израиль) и автора этих строк. Как же это было здорово! Звучали песни, с энтузиазмом подхваченные залом, стихи, написанные мной для наших встреч разных лет, обращение к друзьям на разных континентах. Как бы хотелось назвать всех поименно, но это будет - в другом рассказе и в другое время (очень надеюсь, что оно наступит)! Мы (в объектив видеокамеры) поздравили нашу легенду, профессора Володю Зубаря с 75-летием. И пусть каждому из нас - за семьдесят, - и мы, и все в зале в этот вечер были очень молоды. Об этом - была песня-экспромт на мотив «Позвольте вам представиться»:

Красуясь бренной тарою, улыбок не тая,
Здесь пели песни старые старинные друзья.
Не винами и водкою, не долгою гульбой -
Мы встречею короткою обласканы судьбой…

Владимир Хазановский - тоже из нашей Alma Mater (хоть на толику лет моложе). Один из самых активных участников Театра чтеца Зары Довжанской. Там же пробовал себя в режиссуре. Потом занимался этим профессионально - одновременно с инженерной деятельностью. Здесь, в Израиле, провел немало литературных моноспектаклей и вечеров на основе произведений Есенина, Булгакова, поэтов-шестидесятников, Высоцкого, литературных вечеров юмора «Евреи тоже смеются», вечеров, посвященных Израилю. Сейчас ведет группу «Наш теплый дом», смысл существования которой - дружеское общение людей, нуждающихся в таковом.
Есть немало и других инициатив, направленных на улучшение качества жизни в разных областях, в которых наши дважды земляки играют заметную роль. Например, врач Игорь Народецкий - один из создателей медицинской сети «Эрев» в Иерусалиме, предоставляющей многим людям - пожилым и не только - возможность получения обслуживания на дому.
Еще пример. Из песни слова не выкинешь: в далеком сорок девятом я был комсоргом 82 школы Кагановичского (потом Киевского) района. А комсоргом соседней 36-й был Даня Берелович. Шумный, хулиганистый, веселый (незадолго до того он продавал папиросы на Сумской). Потом он стал отличным баскетболистом. Играл в сборной города. Был главным инженером строительной организации - и одновременно - играющим тренером баскетбольной команды артиллерийской академии. Мы не виделись много лет. Встретились в феврале этого года в Хайфе на встрече харьковчан. Сейчас он живет в Хадере. И организовал там баскетбольную школу хорошего уровня.
Сима Любошиц, с которой мы здесь подружились, живет в Израиле больше тридцати лет. Две ее дочки пришли к еврейской традиции и подарили ей взвод внуков, уже появляются правнуки. А она, добавив к своему филологическому библиотечное образование, на рубеже семидесятых и восьмидесятых годов организовала в филиале иерусалимской городской библиотеки в своем районе Неве-Яаков большой «русский» отдел. В фонд отдела вошли редчайшие книги, подаренные библиотекой Кнессета. Среди многих постоянных читателей прижилось и имя библиотеки - «У Симы». Там она проводила интересные литературные, музыкальные и другие вечера, неизменно собиравшие большую аудиторию (знаю, поскольку сам выступал в одной программе с замечательным инструментальным дуэтом). Гостями Симы бывали Президент страны Хаим Герцог, мэр Иерусалима Тедди Колек, который любил водить туда иностранных туристов. Сима уже давно не работает, но библиотека продолжает жить.
Не могу обойти вниманием моих друзей из странного племени, именуемого на языке международного общения волонтерами, на русском добровольцами, а на иврите - митнадевами. Для явления в целом, очень широко распространенного в Израиле, я предложил ивритско-русский термин - «митнадевственность». Среди многих представителей этого славного племени золотого и близкого к золотому возраста - также немало харьковчан («И сейчас на еврейской земле / для олим мы и сеем, и пашем. / Пусть непросто держаться в седле, / но блюдем митнадевственность нашу…»)
Вера Кислова окончила ХИИТ, всегда была общественницей. Тема Харькова в ней звучит постоянно. В Хайфе организовала Харьковское землячество, сейчас - заместитель председателя хайфского отделения Объединения выходцев из Украины. Она с В.Кошарским - основные инициаторы создания Израильской Федерации клубов харьковчан и организаторы двух проведенных в этом городе прекрасных вечеров харьковчан, посвященных юбилею.
Доктор Валерий Файнер в Харькове несколько лет был заведующим неврологическим отделением Второй совбольницы. Когда я попросил освободить меня от обязанностей председателя иерусалимского отделения Объединения выходцев из Украины, он сменил меня на этом «высоком посту» и действует очень умело. И ему активно помогают дважды землячки Инна Зелинская, Фаина Пинчук.
Харьковчане достойно представлены и во властных структурах на разных уровнях. Это депутат Кнессета Игаль Ясинов; заместители мэров городов: Бейт-Шемеша - Стелла Вальтер, Йокнеама - Юрий Магиер: начальники управлений (отделов) абсорбции при муниципалитетах: Хайфы - Игорь Глидер, Петах-Тиквы - Леонид Смолянов. Такой статус предполагает действия во благо репатриантов. Очень хочется думать, что так оно и есть.
А я поминаю добром работу Якова Лившица - бизнесмена, умницы, бывшего членом иерусалимского муниципалитета прошлой каденции, ответственным за портфель абсорбции. Общался с ним по делам иерусалимского отделения Объединения выходцев из Украины. Если с Яшей о чем-то договаривался - железно. Если обещал - сделает. Сын Льва Лившица (зихрого ливраха!), преподавателя филфака ХГУ, любимца студентов, театрального критика, получившего срок во время державной борьбы «с безродными космополитами». Очень теплую статью о нем в памятном сто шестом номере журнала «22» написала Зоя Капустина.
Казалось, материал почти исчерпан. Но увидел номера газеты «Мост» от 14.07.04 и 21.07.04 со статьей Феликса-Ариэля Кочубиевского «Дружба народов «Россия - Израиль»: ретро и перспектива» - докладом от декабря 2001 года, предназначенным для прочтения в Москве (по сути - не только). И не могу пройти мимо фигуры автора.
Окончил ХПИ в 1953 году по смежной с моей специальности. Работал в Харькове и в Новосибирске. Имеет десятки научных работ и изобретений. Много лет был в отказе, в 80-х гг. - узник Сиона, был в заключении. Репатриировался в 1988 г., работал по специальности, многократно публиковался в русскоячзычной печати. По его словам, около двадцати лет назад он расстался с материалистическим мировоззрением и утвердился на позициях религии своего народа - на позициях иудаизма (а мне вспомнился ответ Эльдара Рязанова многолетнеой давности на вопрос, религиозен ли он: «Атеист по недовоспитанию...»).
Тот доклад Ф.-А. Кочубиевского был о предпосылках дружбы еврейского народа с другими народами с позиций иудаизма: «старайтесь, евреи, выполнить свою задачу, а народы мира - дружите с еврейским народом! В этом залог нашего и их грядущего благополучия!»
Полагаю, не будет нескромным, в дополнение к лицам выборочной картины, представленным «проходом» или чуть подробнее, представить еще одно лицо. Его я знаю лучше других, ибо это - мое лицо.
Постараюсь не злоупотреблять вниманием читателей. Тем более что некоторые данные уже рассыпаны по закоулкам статьи.
На доисторической родине более тридцати лет работал в авиастроении. Руководил разработкой важных комплексных проектов, координируя взаимодействие десятков авиационных и радиоэлектронных фирм. В последние годы был начальником отделения (четыре отдела разработчиков) Харьковского приборостроительного конструкторского бюро «Авиаконтоль».
Первые десять лет жизни в Израиле, как и последние тридцать в Украине, - всегда! независимо от статуса, конкретного рода деятельности в данный момент, проживал три-четыре года за год, и каждый день был, как последний. Такой вот устойчивый синдром трудоголика. На израильском отрезке - при явном дефиците здорового прагматизма.
Руководил клубом пенсионеров в иерусалимском районе Кирьят-Менахем. Несколько лет был организатором, режиссером и ведущим всеизраильских Дней поминовения жертв Холокоста на Украине в Яд ва-Шем. В районе, а потом в Общинном доме провел массу действ (наряду с упомянутыми выше), во многих из которых также был сценаристом, режиссером и ведущим. И то, что автор статьи о проведенном мной недавно вечере иерусалимских ветеранов Второй мировой войны, посвященном годовщине начала Великой Отечественной, отметил, что я запевал песни войны, как хороший ротный запевала, - высший комплимент для меня. А еще, в рамках проекта психологической подержки людей с ограниченной подвижностью, выпускаю газету «Между нами», где публикую их воспоминания и литературные творения. Был консультантом авторов общественных проектов в Общинном доме. Вожу экскурсии по Иерусалиму и стране.
И меня согревает мысль, что моя маленькая газета помогает жить многим людям. Например, девяностошестилетней Валентине Пиняковой, которая присылает в газету свои стихи, или девяностотрехлетней Голде Аксельрод, у которой в теракте на нашей автобусной остановке погибли дочь и правнук. А она, находясь в доме престарелых, ждет меня, чтобы поведать эпизоды богатой педагогической практики. Как и вечера цикла «Люди и судьбы» со стихами-посвящениями героям. Или уже упомянутые вечера студенческого фольклора (вспоминаю, как очень взволнованная организатор досуга жильцов в беэр-шевском хостеле сказала мне после выступления с этой программой, что один из них, очень пожилой человек, практически ушедший в себя, подпевал с закрытыми глазами, а по щеке у него катилась слеза). Такая вот терапия...
До сих пор в обращениях к близким и раздумьях о собственной судьбе у меня часто звучала мысль «еще не вечер». Теперь почувствовал: семьдесят - конечно, не конец жизни, но то, что это вечер - безусловно. Поэтому: стоп громаде текучки - и к чистому листу бумаги или экрану компьютера! О чем мечтал давно. Постараюсь успеть реализовать в этой жизни хоть малую толику творческих планов (помоги мне, Боже).
Сейчас в Хайфе, где живут родители Ошера (Алексея) Найкова, по нашему предложению, решается вопрос присвоения его имени одной из детских игровых площадок.
... Он уже завершал срочную службу в ЦАХАЛе, когда ему с товарищами поручили сопровождать автобус с детьми недалеко от Беэр-Шевы. Вовремя увидев летящую навстречу машину с террористами, он встал на ее пути. И спас детей ценой своей жизни.
А Гриша Басс во время резервистской службы участвовал в операции «Защитная стена», служил в Шхеме, на КПП Карни и обеспечивал бесперебойную связь командира батальона в боевых условиях.
А Юля, единственная дочь Фаины Пинчук, тоже твердо решила служить только в боевых частях. Для этого маме дважды пришлось писать командованию просьбу-заявление.
Дети Израиля - все, как у всех...
Положил в сооружение последний кирпичик - из тех, что были под рукой, - и осмотрел панораму. Меня впечатлило. А вас? Вам не кажется, читатель, что Израилю с олим харьковского разлива очень повезло? Как, впрочем, и Харькову, если принять как данность: что случилось - то случилось. Живут в Израиле харьковчане. Делают то, что могут. А могут много - ибо хранят в себе харьковские гены.
…Я сегодня - в стране Богоданной.
Я живу под Давида звездой,
Где владеет душой непрестанно
Удивительный Город Святой,
Где в былом - и величье, и слава,
Где молитвы звучат у Стены,
Где на жизнь безусловное право
Мы доказывать миру должны,
Где другое - беззвездное небо,
Где другое земное житье.
Я давно уже в Харькове не был,
Где оставлено детство мое.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment