ngeorgij (ngeorgij) wrote,
ngeorgij
ngeorgij

Categories:

День за днём (1941 - 1942 гг). Ф.А.Кондратьев

28 января. Федя заболел – опухли ноги, опухает и лицо. Отчего? Я полагаю, от болезни почек. Вера и сам Федя – от сердца. Надо лечиться. Я предлагаю поделить с ним моё масло. Он слишком много поглощает жидкости и вообще много ест. Я считаю это болезненным. Вера обижается – требует де организм.
Феде прописали кофеин, микстуру с адонисом, гематоген. В аптеке кофеина нет. К счастью, Федя вывез из посёлка коробочку с порошками кофеина. Работать нельзя.
Г. сообщила, что в Гайдарах (близ Змиёва) немцы расстреляли врача (как будто бы за то, что он, будучи евреем, выдавал себя за русского – работает он там давно) и лесничего с помощником. Затем они всех жителей, кроме детей, повыгоняли из домов на край оврага, выстроили их там, поставили против них три или более пулемётов и потребовали, чтоб они выдали партизан. Выдавать было некого. Так продержали их на морозе более двух часов, затем разрешили идти по домам. А в домах за их отсутствие солдаты позабирали всё ценное.
Говорят, что евреев в гетто уже нет: часть их, до трёх тысяч, разбежалась, а тысяч семнадцать умерли или расстреляны.
Деревни по фронту выселяются весьма жестоко – выгоняют немедля, мало что удаётся взять с собой (конечно, закопанный картофель и зерно), затем солдаты подбирают оставшееся ценное и деревня сжигается.
Фронт будто бы отодвинут на 120 вёрст, но вроде бы был момент, когда красные могли взять Харьков, но они думали, что он укреплён.
Галя рассказала про свой поход за продуктами в направлении Казачьей Лопани. С ними была подвода и двое мужчин, работавших в совхозе, куда они направлялись. Лошадь была слабая, к тому же кормилась лишь сеном, однако до Казачьей Лопани они добрались ещё лишь только стемнело. До места оставалось 10 км, но в семи километрах был хуторок. Галя предложила ночевать в Казачьей Лопани, но один из спутников заявил, что он хочет ночевать дома и что 10 км – пустяк, каких-нибудь два часа пути. В поле была снежная вьюга и мороз 25 градусов. Пошли, но, проехав километров семь, сбились с пути. Мужчины предложили топтаться на месте до утра, но Галина настояла идти искать дорогу. Лошадь распрягли, взяли с собой и пошли, но набрели на стог половы и решили заночевать здесь. Выкопали в стогу ямки для себя и засыпали себя половой. Утром оказалось, что они были в километре от места назначения.
Говорят, в России голодно, страшная дороговизна. Мне думается, что это преувеличение немногочисленных выходцев оттуда в оправдание своего побега, вероятно, из боязни мобилизации.

29 января. Говорят, наши спускали десанты по 10-12 человек, в том числе и женщин с бомбами. Десантники немцами большей частью уничтожаются, но был даже случай поимки на поезде женщины, у которой в мешке оказались бомбы. Вероятно, это присочинено: обыватели этим объясняют усилившиеся строгости немцев – требование пропусков при походе за продуктами. И, конечно, упрекают красных за напрасную гибель десантов и неприятности для жителей. Вероятнее причина строгости – близость фронта: красные за Белгородом в десяти верстах, а в чугуевском направлении – ещё ближе. А для харьковчан положение трагическое: единственный источник питания – обмен с деревней, а теперь новая задача – предварительно добывать пропуски.
В аптеках нет лекарств – уже йод, гематоген и почти все патентованные средства даются лишь по рецепту врачей. Некоторые аптеки закрываются, в том числе и ближайшая к нам.
На заводе «Серп и молот» молниеносно (в течение часа) смещены русские – директор, главный инженер, заведующий тех. отделом и ещё кто-то - за то, что отправили подводу мелких изделий (вёдер, ящиков и пр.) на обмен за продуктами для себя. Приказано не являться на завод под угрозой смерти…

30 января. В.Ф. уже с 19-го уволен со службы, хочет вернуться в службу пути. А пока собирается на село за продуктами.

31 января. В.Ф., наконец, отправился за продуктами с пожилым гражданином в Мурафу, за 60 км – им даны пропуска.

1 февраля. Вчера был день рождения Веры, По сему случаю был жареный гусь (кусочек, выменянный Федей за макароны), а к вечернему чаю – пирог с капустой и пирожки с фасолью – пир! Мука, правда, черновата – половина самодельной. Зато коржики из настоящей белой муки. К чаю даже немножко клубничного варенья дали, да и к кофе, что за завтраком, - два маленьких кусочка сахара.

2 февраля. Говорят, между Лозовой и Алексеевкой был прорыв красных, ныне ликвидированный, но при этом будто бы захвачено до двух тысяч пленных.

4 февраля. Между Полтавой и Кременчугом прорыв, но будто бы прорвавшаяся группа русских войск окружена и там идут сильные бои.
По слухам нет никакой надежды на хлеб, пока Харьков – прифронтовой город.
Семьям едущих на работы в Германию дают единовременно два пуда зерна и ещё что-то через городскую управу. Отправляют этот народ в товарных вагонах, в дороге и бьют за мелочные проступки, в том числе и инженеров. Инженеры в большинстве своём будут работать рабочими и в городах, подвергающихся бомбёжке.
Говорят, в городе ежедневно умирает до 80 человек, из них 20 от голода, а 60 – в связи с голодом и холодом.
На базаре полиция разгоняет торгующих, заставляя их торговать по ценам до 22 июня. Торгуют в окрестных переулках из-под полы – это в связи со строгим приказом немцев торговать по нормальным ценам под угрозой расстрела спекулянтов.
В газетах – призыв к молодёжи поступать в полицейские.
Имеются известия из Польши: крестьянство страны голодает, появился тиф.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments