ngeorgij (ngeorgij) wrote,
ngeorgij
ngeorgij

Categories:

День за днём (1941 - 1942 гг). Ф.А.Кондратьев

В Киеве все мосты взорваны. Должно начать функционировать украинское правительство. Выходит газета на украинской мове – шовинистическая: требует высылки всех русских из Украины.
Евреев вызвали с ценными вещами, якобы для отправки в концлагерь, а потом вывезли за город и расстреляли. В Дарнице расстреляли до 150 евреев.
Были вызваны все оставшиеся в городе партийцы. Крупных партийных работников арестовали и что с ними сделали, неизвестно. Мелких – отпустили, в том числе и директоров предприятий, обязав их подпиской о корректном к немцам отношении.
Работников милиции арестовали и что дальше с ними, неизвестно. (Эти сведения от 29 октября).
Галя Величко сообщила, что на Журавлёвском базаре трупы расстрелянных ещё не убраны – она видела около 10 трупов.
С водой плохо: приходится ходить к колодцам и далеко за реку. У кладок воду отнимают немецкие солдаты. Уборка улиц от баррикад идёт оживлённо. Немецкое командование сообщает, что взята Феодосия в Крыму и взято в плен много красноармейцев. Вчера и сегодня были налёты советской авиации. Были ли сброшены бомбы, неизвестно.
Солдаты, ушедшие от нас вчера, вернулись, чему Вера и дети даже радуются: это гарантирует от налётов солдат, а эти ребята хорошие, даже подарок ей сделали.

7 ноября. Загорелось здание 2-ой женской гимназии на Вознесенской площади. Во дворе обувной фабрики трупы еврея и еврейки.

8 ноября. Был у Харьковского моста. Там ходят по двум железным балкам. Имеется объявление: партизаны продают отравленный хлеб, были случаи отравления и смерти. Вновь предлагается выявлять партизан. Запрещается ходить и ездить между 6-ю вечера и 4 часами утра. Расстрел на месте.
Говорили, что русские аэропланы сбрасывали листки с обещанием осветить (сжечь) Харьков в дни праздников.

9 ноября, воскресенье. Вчера Галя видела женщину из Даниловки, которая жаловалась, что солдаты взяли у неё корову, поросёнка, курей – оставили её нищей, а у неё дети, и что она два дня ничего не ела.

10 ноября. Всё те же картины разрушения и разорения. Начинают открываться мастерские, парикмахерские. Улицы почти везде приводятся в порядок. В посёлке уже имеются давно (более двух недель) электрическое освещение и вода. Говорят, солдатами разнесен дом Рамгейзера и Ляленко. Кто-то сказал им, что Рамгейзер – еврей, а Ляленко – коммунист, в то время как Рамгейзер скорее немец, а у Ляленко отец был в лагере и после возвращения оттуда повесился.
Говорят, Ленинград голодает. Немцы говорят, что у них везде успехи и будто бы русские потеряли убитыми 4 миллиона.
Немцы устраиваются поудобнее – очевидно, они собираются здесь быть на зимних квартирах.

11 ноября. В листке от немецкого командования сообщается о взятии Тихвина – станции на железной дороге Петербург – Вологда; стало быть, Ленинград ещё не окружен, хотя теперь уже все дороги, кроме дороги в Финляндию, перерезаны. Да и Москва держится, хотя, говорят, немцы от неё в 40-60 км. Сегодня слух, что идут переговоры с Германией и что эта неделя решающая. А Сталин будто бы в Саратове.

12 ноября. Вчера пришла из посёлка Люся и, между прочим, сообщила, что, по словам А.В.Смирновой, мой поселковый дом разграблен и не столько солдатами, сколько квартирантами. Наташа говорила, что они немцам (хорватам) сказали, что я коммунист, а те им ответили, что в таком случае дом будет принадлежать им, что Наташа отняла у Власовны моё бельё, которое та хотела присвоить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments