?

Log in

Вот уже более 20 лет Владимир Каневский обитает в Нью-Йорке и зарабатывает на жизнь изготовлением фарфоровых цветов, подобных которым не делает никто. Цветы Каневского украшают дома самых богатых людей по всему миру и пользуются огромным спросом у коллекционеров.


Читать дальше...Свернуть )

Впервые работы из коллекции Ильи Яковлевича Лучковского мы увидели в начале 90-х — в цветном вкладыше журнала «Огонек». В той публикации, подготовленной искусствоведом Д. В. Сарабьяповым, кажется, были представлены все наши любимые русские художники XX века. И до сих пор даешься диву, как живущий в Харькове технарь (сейчас Лучковский — доктор технических наук, профессор, действительный член Академии строительства Украины) смог собрать такую коллекцию, где есть и Фальк, и Тышлер, и Куприн, и Альтман, и Лентулов, и Машков, и Фонвизин, и Петров-Водкин, и Павел Кузнецов... Сам Лучковский в этом ничего удивительного не видит.
Полностью прочитать статью о Илье Яковлевиче Лучковском можно по этой ссылке


                                                                          Хлебников

      Все знают, Велимир Хлебников (1885 — 1922) вел жизнь странника, редко в каких местах задерживался больше чем на месяц-два. Харьковский период жизни Хлебникова необычайно долгий для него — шестнадцать месяцев, «великое харьковское сидение», с апреля 1919-го по август 1920 года — и невероятно плодотворный. За это время им было написано шесть поэм, в том числе вершинные в его творчестве «Ладомир» и «Поэт», и несколько десятков стихотворений.Читать дальше...Свернуть )
                                                                          Бунин



    Не сказать чтобы так уж много нобелиатов были связаны с Харьковом: Илья Мечников (премия по физиологии и медицине, 1908), Лев Ландау (по физике, 1962), Семен Кузнец (по экономике, 1971) — и первый русский нобелевский лауреат по литературе (1933) Иван Бунин (1870 — 1953).
    Именем Мечникова назван в Харькове переулок в центре, упирающийся в НИИ микробиологии, вакцин и сывороток им. И.И.Мечникова, напротив которого в 2005 году поставлен Мечникову памятник. На доме, где Мечников жил в гимназические и студенческие годы, висит мемориальная доска. Имя Ландау носит теперь, с 2015-го — после декоммуникации в Харькове проспект, памятная доска — на корпусе Политеха, где он работал в 1931-1937-м, мемориальный музей — в старом корпусе физико-технического института. В 2011-м на бывшем здании коммерческого института, где в 1918-1919 гг. учился Кузнец, появилась памятная доска, с 2013 года Инжек — национальный экономический университет — имени Семена Кузнеца, в 2015-м Ревкомовские улицу и переулок переименовали в Семена Кузнеца. Всем трем этим нобелевским лауреатам в этом году поставили памятники возле Харьковского национального университета. Но — только трем. О Бунине Харьков почему-то всегда забывает, напрочь не помнит: ни памятника, ни улицы, ни таблички на доме, где жил. А вот Бунин о Харькове помнит, его описание в романе «Жизнь Арсеньева» (1930), за который он и получил Нобелевскую, — наверное, самый лиричный образ Харькова во всей мировой литературе:Читать дальше...Свернуть )
                                                       Кленовский
   Случай в своем роде уникальный. И загадочный, требующий разъяснения. Один из лучших поэтов Русского Зарубежья, один из лучших лириков России середины XX века, согласно отзыву архиепископа Иоанна Шаховского, один из последних классицистов, согласно Нине Берберовой, и т. д. двадцать лет прожил в Харькове уже состоявшимся поэтом и не написал за все это время ни строчки, а потом, уехав из Харькова, эмигрировав из страны, сразу же снова вернулся к поэзии и выпустил в последующие тридцать лет одиннадцать поэтических сборников.
Читать дальше...Свернуть )